Архив автора: Admin

Журнал Rockcor 2 (184) 2022

КУРАЖ – «Ветер в гривах» (1990)
Часть 2

С первой частью можно ознакомиться по ссылке: https://vk.com/public175620334?w=wall-175620334_2205

– Как проиcходил процесс написания песен? Какая из них была первая? Какую можно назвать ключевой на этой пластинке?

Дмитрий Четвергов:
– Всё шло само-собой. У нас не было задачи создать какую-то определённую песню – мы не мыслили альбомами в то время. Сейчас уже точно не смогу первенство отдать какой-то из песен. Мы просто брали гитары, клавиши, стучали на коленках ритм – скрипка, бубен и утюг – не понимая, как это будет звучать в конечном итоге. Даже на полноценных репетициях трудно было понять, какая песня первая. Двигались интуитивным путём к созданию того, что потом превратилось в полноценный альбом. Отмечать самую важную песню тоже нет смысла. Когда мы просто сидели и думали об этом, то решили, что это «Сладостно и страшно», но она не стала заглавной. А песня «Вечный праздник», которая открывает альбом, наверное, чисто идеологически ближе к 90-му году, когда уже прошли все цоевские «Мы ждём перемен» – песня с ярко социальной направленностью очень подходила к текущему моменту, когда страна уже двигалась к каким-то переменам. Она стала заглавной, но не стала главной. Мы не делали ставок.
«Прощай, вчерашний день» – песня полностью авторства Андрея Кольчугина. Это одна из тех песен, которая не была гитарной. Мы всегда с собой таскали клавиши, особенно на наши домашние посиделки, потому что когда есть клавиши и гитарка, то вроде уже как бы группа звучит, и уже какая-то песня рождается. Эта самодостаточная песня появилась в один из тех моментов, когда Михаил Саушев или Михаил Лотков играл на фортепиано, а Андрей пел. Это песня, звучащая в любом уголке и в любом состоянии, из любого утюга и для любой публики – слова доходчивые, понятные и для каждого грустные.
Многие песни, которые изначально Андрей замысливал по-своему, претерпевали значительные изменения, когда я начинал над ними работать. Скажем, песня «Мама» изначально была унылой, достаточно грустной. Я предложил: «Слушай, Андрей, давай её как-то раскудрявим, здесь такое соло вставим, а здесь так сыграем, а тут можно сделать так». На что Андрей так сказал: «Димон, я хочу, чтобы ты был соавтором этой песни. Ты столько всего внёс!». Я отказался, сказав, что там нет моего соавторства, а есть только мой взгляд как аранжировщика. Мы командой решили все аранжировки делать вместе. Кто-то бросает идею, может, кому-то она кажется дурацкой, а второй уже подхватывает и развивает, а третий совершенствует – это касается всего, даже аранжировок. Таким образом, получается совместное воплощение идеи. Конечно же, львиную долю пришлось взвалить на себя, потому что рок-музыка держится на гитарных аранжировках – тут даже говорить нечего. Гитарист тащит на себе и риффы, и какие-то отклонения, новые части. Было бы от чего оттолкнуться, а аранжировка сама по себе как элемент не существует, если нет идеи. Слава Богу, что был такой момент соединения – такое бывает очень редко – я говорю о групповой работе над песнями. И это всегда правильно, потому что – одна голова хорошо, две лучше, а три – отлично!
Отдельно стоит остановиться на знаковой песне «Блюз российских снегов».
В один прекрасный день я принёс эту идею, в которой, кстати, ещё не было самих слов «блюз российских снегов», и показал ребятам. Сразу подключился Андрей Кольчугин – он спел её, а потом Михаил Саушев и Михаил Лотков тоже поучаствовали. Мы изменили припев и получили «расширенный» вариант песни, к которой уже основные слова написала Маргарита Пушкина.
Самой последней мы создали песню «Обезьянка». И у неё оказалась особая история. Я дружил с Кареном Кавалеряном ещё задолго до КУРАЖА и продолжаю дружить с ним и по сей день. Мы обменивались информацией, и я поставил его в известность, что у нас готовится альбом. Альбом уже был почти готов, но не хватало какого-то заводного рок-н-ролла. Мы сидели и играли у меня дома, Андрей что-то напел на «тарабарском», все это записали и эту болванку отправили Карену, а он написал текст для этой песни. Это как раз отличный образец коллективного творчества. Получилась спонтанная песня.

– Альбом, на мой взгляд, отличается хорошим качеством звучания. Где происходила запись?

Дмитрий Четвергов:
– Благодаря человеческим качествам Игоря Замараева нам удалось записать эту пластинку. Когда Игорь увидел, что у нас серьёзный материал (он услышал его в состоянии «зародыша» на нашей демозаписи, которую мы принесли с собою), он сказал: «Да, это очень интересно!». А когда мы взялись за работу, он в этом ещё больше убедился – мы ведь ранее не были знакомы. Он почувствовал, что работа серьёзная, и она должна оставить серьёзный след. С самого начала стало понятно, что за выделенное время просто не получается всё сделать. Благодаря Игорю было выделено дополнительное время для работы. Конечно, мы пришли с какими-то деньгами, но их было недостаточно. Надо ещё отметить Сергея Рылеева и Ивана Евдокимова – двух замечательных музыкантов, которые помогали нам в студии в качестве звукорежиссёров, ведь работа «невидимого фронта» очень важна. Они советовали что-то во время записи, что-то поправляли, подсказывали.

Михаил Саушев:
– У нас был друг – его звали Игорь Соловьёв – он нас часто материально поддерживал. Времена были адские, денег не было. Он нам снял базу во Дворце культуры на улице Войтовича (ныне Старообрядческая улица). Мы туда пришли, и, перед тем как сесть в студии, три месяца каждый день по четыре часа репетировали: всё выводили «в струночку», чтобы игралось всё без сучка и задоринки. И когда мы пришли на студию, а писались мы в МДМ у Игоря Замараева, у нас всё буквально отскакивало от зубов. Когда мы начали играть, он произнёс: «Я никогда в жизни не видел настолько подготовленную команду». А мы ведь для этого три месяца как черти пахали. Поскольку запись клавишных могла сожрать огромное количество «золотого» студийного времени, я предложил Мише все партии забить в секвенсор. Мы взяли секвенсор на двое суток, и стоило это 25 рублей – большие деньги на тот момент – и начали забивать клавиши. Мы не спали практически двое суток, а потом, когда вышли покурить, я в обморок упал! Когда мы пришли на студию, все клавиши сразу слили на плёнку. А потом под эту запись Андрей Шатуновский начал записывать свои барабаны. Тогда «клика» не было, а была только запись клавишных, и надо было синхронно записать ударные! И Андрей добился идеального результата, но это сожрало столько студийного времени, что, когда я пришёл записывать свою бас-гитару, мне объявили, что у меня осталось всего лишь четыре часа. Мне удалось за это время прописать весь альбом! Следующим Дима шикарно записал гитару. Остался только голос. Выходит Андрюша Кольчугин на первую свою студийную сессию, начинает петь, и всё мимо – даже рядом не лежало. Игорь поинтересовался: «Как вы с ним собираетесь альбом записывать, он же вообще не попадает никуда, ни в одну ноту?». «Нормально!» – думаю. Но Андрей на следующий день подходит к микрофону и идеально начинает петь: видимо, ему надо было каким-то образом привыкнуть к студии, подружиться с ней, и всё получилось идеально!
Пока мы записывались, к нам заглядывали Александр Минаев, Владимир Кузьмин, Саша Иванов. Заходят, а у нас звук ломовой – мы как раз записывали хоры для песни «Обезьянка», ребята подходили и пели. Получилось так, что на наших настройках Игорь Замараев по ночам ещё и РОНДО записывал – звук схожий получился. Бог с ним, чего нам делить? Всё было довольно весело, но потом мы почувствовали, что мы не укладываемся в бюджет, хотя Игорь Соловьёв заплатил за запись десять тысяч рублей – это были огромнейшие деньги. И тут Игорь Замараев говорит: «Ребята, у вас бюджет заканчивается, но мне так нравится ваша история и то, что вы делаете… не доплачивайте ничего – просто закончите всё, я вам найду время!». Такие вот человеческие отношения были в те времена.
Я помню, когда мы всё записали и свели и когда Игорь Замараев нам дал исходник – а до этого, считай, три месяца репетиций и примерно месяц записи мы в рот спиртного не брали, – мы сутки или двое так отмечали, что дым коромыслом стоял.

Андрей Шатуновский:
– Альбом записывался в Московском Доме Молодёжи на хорошей на тот момент студии, хозяином которой был Игорь Замараев – он предложил совершенно безвозмездно записать этот проект. Он делал нам звук, но сводили мы всё вместе. Единственный прокол был в том, что Игорь мне предложил использовать электронный бас-барабан вместо живого. Конечно же, этот эксперимент себя совершенно не оправдал.
Барабаны писали в три смены. Это не сильно быстро, но и не сильно медленно. Мой личный рекорд: запись семи песен с расстановкой барабанов, пропись кликов и разборка – всё за 3,5 часа. Это было с группой АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ. Но честно признаюсь: лучше бы я тогда потратил на полчаса больше.

– Каков был тираж пластинки? Как её удалось выпустить на «Мелодии»?

Дмитрий Четвергов:
– Люди из «Мелодии» услышали, что материал достойный, и фирма взялась за издание альбома «Ветер в гривах». Я даже не знаю, сколько там было экземпляров – было ещё советское время.

Михаил Саушев:
– Когда мы всё записали и свели, встал вопрос, что дальше делать? А у нас был ещё такой знакомый, как Олег Гробовников – он был ведущим на радиостанции, потом он себя повёл не совсем понятно. Нам сказали: «Ребята, ваш альбом будет выходить в Европе». Пообещали выпустить пластинку не то в Голландии, не то в Бельгии, мол, «вы её придержите и никому не показывайте». В Америке будет ПАРК ГОРЬКОГО, а в Европе – КУРАЖ, чтобы друг другу на пятки не наступали. Европа, так Европа, хорошо. И вот мы сидим и ждём, что когда-то и куда-то поедем, у нас на руках исходник на магнитном носителе. Нам уже стали звонить, присылали записи групп местных, которые должны были играть на разогреве – у нас, типа, тур намечался. А потом через некоторое время это всё накрылось. Почему и как, я до сих пор не знаю и не понимаю!
И мы пошли сдаваться на «Мелодию». Вот так вот. А уже прошло более чем полгода. А альбом – это как пирожки свежие: немного постоял и уже не то. Отдали на «Мелодию», и они его выпустили. И всё ушло – энтузиазм угас. Просто мы ведь сидели на чемоданах и думали, что вскоре поедем рвать Европу. Да, мы съездили на Фестиваль в Австрию, но мы-то собирались туда ехать работать, жить, записывать пластинки. В те времена очень много желающих было выехать – очень тяжко жилось. Ну а сейчас тут живётся хорошо тем, кто не умер, все «в шоколаде», всё хорошо. А не стало Михаила Лоткова и Андрея Кольчугина.
Да, тираж пластинки тогда был очень маленький: по-моему, 20 или 25 тысяч экземпляров.

– Какая ваша любимая песня на пластинке?

Дмитрий Четвергов:
– Наверное, «Прощай, вчерашний день».

Андрей Шатуновский:
– Любимая песня? Я не смогу её назвать. Мне нравится всё, что было сделано для этого альбома. Всё замечательно отработали, но… я считаю, мы немножко опоздали, потому что в стране всё стремительно менялось. Вот, если бы этот альбом был записан на два годика раньше, всё было бы иначе, абсолютно всё. Уже наступали времена групп КИНО и ЛАСКОВЫЙ МАЙ. Я не хочу сказать, что они «такие» или «сякие», просто это был совершенно другой жанр, и он становился популярнее с каждым днём. Это очень печально – у коллектива реальные были перспективы.

Маргарита Пушкина:
– «Прощай, вчерашний день».

Михаил Саушев:
– Самый мой любимый трек? Пожалуй, «Обезьянка» – настоящий рок-н-ролл. Это просто прям «вау!» Естественно, когда мы писали эту музыку, мы ориентировались на топовые команды мирового рок-н-ролла, думали в тот момент о МОТЛИ КРЮ. И считаю, что здесь нам удалось их даже немножко пододвинуть. Обожаю эту песню.

– Альбом называется «Ветер в гривах». У вас в запасниках есть такая песня или название специально было придумано? И расскажите немного об обложке диска.

Дмитрий Четвергов:
– Мы довольно долго думали, какое название дать альбому. Идеи были разные: хотели вначале озаглавить по названию одной из песен, например, «Вечный праздник» или «Вчерашний день». А потом – все мы были волосатые, гривастые в то время – как-то раз решили: пусть будет «Ветер в гривах»: кто-то кинул, и все подхватили. А дальше: первое – это грива, а раз грива – значит, конь как олицетворение стремительности, силы и позитива, а потом появился кентавр – человеко-лошадь. Так и обложка начала вырисовываться. Не было у нас какой-то суперцели придумать что-то. Всё как-то вылетало из всех щелей само собой. Так бывает, когда собираются люди определённого возраста, окрылённые общей идеей, – тогда появляются супергруппы, супераранжировки и суперидеи.
Когда выпускался СD на «Мистерии Звука» – давно его не держал в руках – нам позвонили и сообщили, что хотят издать альбом и сделать иное оформление, чтобы мы там присутствовали, и лица наши были бы видны. Там фигурировали мы втроём: Михаил Саушев, Андрей Кольчугин и я. У нас не было задачи делать копию альбома с оригинальной обложкой. Просто нам предложили сделали другое оформление, и мы согласились. Получилось, на мой взгляд, так себе.
А второе переиздание уже вышло на виниле. Там как раз и грива присутствует, и кентавр, и разворот сделали рок-н-ролльный. Вот эта пластинка у меня есть. Там уже присутствует «Фата Моргана» – инструментальная композиция, которая не вошла в первоначальный альбом, потому что там она по времени никак не вкладывалась в формат винила.

Михаил Саушев:
– У Андрея Кольчугина был друг-художник Василий Гаврилов. Андрей ему сказал: «Нарисуй нам так и так». Он так и нарисовал. Мы пошли на худсовет, захватили с собой альбом, распечатку стихов обязательно, чтобы у них всё было залитовано, обложку.
Они читали, читали и начали наезжать на Ритины стихи: что это такое «Луна в кредит», может, «Солнце в декрет»? Ну в общем в результате приняли всё. Кстати, нас не долбили и не гнобили – так немного поваляли.
На «Мелодии» нам звук очень сильно изменили. На плёнке было гораздо круче, чем на пластинке – они звук на своих обработках как-то поджали, сузили. Но то, что вышел диск, – уже хорошо. Могло вообще ничего не произойти, а так хоть что-то на память осталось о буйной молодости. Позднее Дима отмастерил всё ещё раз и выпустил «Ветер в гривах» на компакте, а недавно вышел второй винил с новым конвертом. В отличие от меня он деятельный человек – взялся и сделал. За что я ему очень благодарен. Димке надо памятник воздвигнуть!

– Вы рассказали о своих ожиданиях, связанных с работой за рубежом. Возможно, готовилась англоязычная программа?

Михаил Саушев:
– С английскими текстами есть своя отдельная история. Я встречался с Борисом Зосимовым. Привез записи. Мы с ним встретились, сели к нему в «Мерседес», и я дал ему кассету, чтобы в машине её прослушать. Он говорит: «Беру, но с условием, что всё будет на английском языке». И здесь у нас произошёл чисто локальный конфликт с Андреем Кольчугиным. «Есть маза поехать поработать за границу, но…», – сказал я. На что он ответил: «Я русский поэт, я русский певец – на английском языке петь ничего не буду. Либо поём на русском, либо пошло всё на…!».
И вопрос закрылся совсем – на тот момент у него была такая позиция. Я полностью принял её, хотя уже был нанят человек, который написал бы стихи на все песни на английском.
А Андрей Кольчугин был Бог вокала, Бог рок-н-ролла и, кроме того, – поэт, великий русский поэт. Какие же он писал стихи, Бог ты мой! Это от Бога.

– Вы уже упоминали клип «Уходит ночь». Интересно узнать подробности его создания.

Дмитрий Четвергов:
– Тут надо бы вспомнить ещё одного человека, который нам сильно помог – это Михаил Макаренков, снявший для нас единственный клип «Уходит ночь». Клип был снят практически за один день. Основная съёмка происходила на телевидении – там тогда Михаил активно работал: снимал множество всяких интересных вещей, участвовал в различных телепередачах. Я считаю, что это было очень большим подарком. И исходя из того, какой бюджет определил сам Миша, он снял эту работу для нас. Я до сих пор считаю Михаила большим другом группы, который внёс такой неоценимый вклад. Тогда это видео очень активно крутили на центральном телевидении, на канале «2х2». Тогда, думая, что жизнь длинная и всё успеем, мы не умудрились должным образом сохранить эту запись. А когда возник вопрос показать этот клип, просто не нашли исходника. Была только съёмка, записанная на VHS, а в «Betacam» не сохранился клип, может, конечно, где-то в архивах телеканала есть это в оцифрованном виде, хотя вряд ли. Всё это грохнулось, а в Сеть попал клип в плохом качестве, который сохранился на бытовой кассете. Тоже парадокс.
Так же произошло и с фотографиями – их очень мало. Мы тогда думали, что жизнь большая – ещё успеем посниматься. Всё, что есть из того времени, можно увидеть на обратной стороне пластинки и на других изданиях альбома.

Михаил Саушев:
– Клип этот нам снял Михаил Макаренков. Мы жили в соседних домах. Он учился на факультете журналистики в МГУ, и у них там была своя рок-группа. И как-то он мне говорит: «Мишка, помоги нам, а то что-то у нас не получается». Я принёс клавиши, с аранжировками помог. Они играли там концерты для своих. А потом он мне говорит: «Я послушал ваш альбом и хочу сделать клип на вашу песню «Уходит ночь»». И вновь нам очень помог Игорь Соловьёв – он за этот клип заплатил 2000 рублей. И Мишка снял клип на эту песню – наш единственный клип.

– За короткий срок существования группе не удалось избежать изменений в составе. Кто ещё с вами успел поиграть?

Дмитрий Четвергов:
– Барабанщиков у нас было несколько человек: после ухода Андрея Шатуновского у нас было ещё два человека, но не на постоянной основе – мало, кто мог его заменить. На фестиваль в Австрию мы ездили с Андреем Родиным, потом был Андрей Клейман, которого можно увидеть в клипе «Уходит ночь».

– Расскажите, пожалуйста, о концертной деятельности. Группа нечасто упоминается в концертных отчётах тех лет. В чём причина?

Дмитрий Четвергов:
– У нас от силы было два года активной деятельности, а потом у всех появились другие проекты. После выпуска пластинки ездили на фестиваль в Австрию, в город Линц. Не скажу, что у нас была какая-то активная серьёзная гастрольная деятельность, но участвовали в достойных мероприятиях.

Михаил Саушев:
– Был момент, когда мы с Андреем Кольчугиным ездили на переговоры к Ованесу Мелик-Пашаеву. Рита Пушкина нам «сделала» эфир на радио у Александра Градского – он очень хорошо отзывался о нас. И когда ездили на переговоры к Ованесу – он как раз громко расстался с ЧЁРНЫМ КОФЕ и расстался очень жёстко – он нам предлагал стадионы, поездки по стране. На что, я помню, сказал: «Здорово, но сейчас не весь коллектив присутствует. Наверное, нам надо посоветоваться. Я сейчас вам не могу дать ответ, Ованес Нерсессович». И мне потом Дима позвонил: «Ты что дурак? Как ты мог так ему ответить! Разве так можно? Человек фактически нам предложил работу по стране!». Ну а мы так настроились на одно, что всё остальное нам уже казалось нестоящим.

Андрей Шатуновский:
– Гастролей при мне точно никаких не было. Мы отыграли в ДК ЗИЛ на каком-то сборном концерте, потом они ещё ездили на гастроли в Австрию в город Линц – Карен Кавалерян организовал ту поездку, но это уже было без моего участия. Планы были наполеоновские, как и у всех музыкантов. Естественно, у группы КУРАЖ на это были все основания: хороший музыкальный материал и профессиональный состав музыкантов.

– По каким причинам КУРАЖ перестал существовать? Что произошло?

Дмитрий Четвергов:
– В какой-то момент было затишье в рок-музыке. Это был наш единственный альбом, и после него, собственно говоря, группы не стало. Мы выпустили пластинку, немного поиграли, примерно год или два, и всё. Опять же, мы ещё в разных коллективах участвовали. Я в то время уже сотрудничал с Николаем Носковым – у нас была группа NICOLAY. Скажем так, группа КУРАЖ появилась на подъёме, «на кураже». Кураж прошёл, который был в нас заложен, и группа перестала существовать. Люди взрослеют, какие-то новые жизненные моменты появляются – у всех свои дела. Единственное, я всегда стремился к профессиональному подходу! Я стремился, чтобы наше занятие было профессией, а не самодеятельностью, когда люди просто собрались, повеселились, покуражились, сделали совместный альбом, а потом долгое время опять искали этот кураж, участвуя в других группах, не зацикливаясь на достижении поставленной цели. Вот АРИЯ, например, методично, профессионально, по всем возможным каналам год из года продвигает свою музыку и совместное дело. Я убежден, что на тот момент нам просто не хватало лидера. Я одно время взял на себя лидирующую роль, но не хватило запала у кого-то ещё. Ну и самая главная проблема во всех группах – алкоголь. Это большая проблема, когда люди, особенно в рок-н-ролле, совмещают алкоголь с музыкой и считают, что это и есть настоящий кураж. Я долго думал и пришёл к выводу, что самое главное – кураж сохранить в себе или родить в себе без всякой ерунды, без алкоголя и прочей стимуляции. Где бы я ни был и что бы я ни делал, я всегда штрафую своих музыкантов, которые «на кураже». Когда-то на одной передаче пошутили, что меня когда-то выгонят из-за этого из моей собственной группы. КУРАЖ, на мой взгляд, был серьёзной группой, которая оставила яркий след, и если бы мы её развивали без искусственного куража, то, как минимум, все люди были бы живы, и не один бы ещё альбом мы записали. Если человек талантлив, то он талантлив во всём. У Андрея Кольчугина была песня, которая для него оказалась пророческой. Она называлась «Вино и водка», там были такие слова: «И букетом чёрных роз у меня расцвёл цирроз». Он из-за цирроза от нас и ушёл, собственно. Это тот кураж, который он, к сожалению, не смог остановить. Нельзя долго почивать на лаврах, отмечая какой-нибудь успех, превращая свою жизнь в «Вечный праздник», надо сцепиться и идти вперёд, работать и работать. Но этого не случилось, к сожалению. Многие великие люди ушли по этой причине.

Андрей Шатуновский:
– Мой КУРАЖ закончился после конфликта с Димой, который произошёл на ровном месте. Но, слава Богу, у нас с ним давным-давно прекрасные отношения… Я уже и не помню, из-за чего у нас тогда произошёл раздор – были тогда молодыми и глупыми, поэтому что-то там выясняли, а вместо этого просто надо было музыку играть. Дима был более ценный член коллектива, нежели я, и это было, на мой взгляд, объективно. Поэтому я ушёл из группы, а они взяли другого барабанщика, причём его тоже звали Андреем. Как долго я был в группе? Примерно полгода.

Михаил Саушев:
– Группа перестала существовать потому, что у нас размах был на рубль, а удар на копейку – не получилось реализовать всё.
Уже через год после выпуска альбома группы не стало. После того как проект не пошёл, я на долгое время с музыкой завязал – пошёл бизнесом заниматься и даже не подумывал возвращаться – 8 лет не подходил к музыкальным инструментам. И вернулся уже как клавишник, когда Дима Четвергов меня позвал поиграть.

– Дмитрий и Михаил, вы и сейчас выходите вместе на одну сцену. Играете песни из альбома «Ветер в гривах» в наши дни?

Дмитрий Четвергов:
– У меня был достаточно большой вклад во все песни, но, пожалуй, «Блюз российский снегов» – это одна из самых достойных моих работ. Я долгое время её исполнял и иногда исполняю сейчас в рамках своих проектов.

Михаил Саушев:
– Иногда играем. Редко, но по какому-то случаю, например, в День памяти Андрюши Кольчугина или Михаила Лоткова. Две или три вещи точно играли. По-моему, играли «Обезьянку», «Я не умер», пару раз пробовали сыграть «Уходит ночь», но она вокально очень сложная, обязательно – «Блюз российских снегов».

– Как вы спустя годы оцените работу 30-летней давности?

Дмитрий Четвергов:
– До сих пор слушаю и восторгаюсь нашему страстному желанию сделать что-то с «ветром в гривах» на кураже. Мы, объединённые идеей, двигались к её воплощению.
Я этот альбом год от года изредка прослушиваю с друзьями и всегда прихожу к выводу, что на том уровне это было просто явление. Альбом актуальный по звучанию, по насыщенности, по смысловому наполнению. Он сложился – всё понятно, всё ярко и без всякой ерунды, смурятины. В общем, всё по-человечески правильно. Мы совершенно тогда не понимали, что создали очень сильную работу. Думаю, если бы кто-то из нас это осознавал, то последовало бы удачное продолжение. И это была бы супергруппа.

Андрей Шатуновский:
– Это одна из немногих работ, за которую мне не стыдно. Мне нравятся и песни, и всё, как это было сделано – всё было сделано со вкусом, Дима Четвергов всё прекрасно сыграл, всё замечательно звучало, и даже я сыграл неплохо, за исключением нескольких моментов.
Часто можно услышать заявления, подобные такому: «Отечественный рок неполноценный, вторичный». Есть уверенность, что этим людям просто вовремя не попала в руки пластинка «Ветер в гривах» – замечательный образец отличной отечественной рок-музыки.

Андрей Задворный ( 2022)

ИСТОЧНИК: https://m.vk.com/@-175620334-kurazh-veter-v-grivah-1990-chast-2

Дмитрий Четвергов получил Благодарность министра культуры РФ

27 марта в «Московском областном театре драмы и комедии» в Ногинске состоялось праздничное мероприятие.
Оно было приурочено ко Дню работника культуры, Дню театра и к 90-летнему юбилею «Московского областного театра драмы и комедии».

С приветственным словом к собравшимся обратилась министр культуры Московской области Елена Михайловна Харламова.
«Я рада дорогие мои, уважаемые коллеги, всех вас здесь видеть. Спасибо, что вы нашили время приехать сюда. Я хочу вас поздравить с днём работника культуры, потому что это наш общий праздник. Благодарю вас за огромный труд, за тот огонь в глазах, который у вас есть».

Далее состоялась церемония награждения. Награды из рук министра получили деятели культуры и искусства.
Среди них выдающийся гитарист Дмитрий Четвергов, работающий артистом в Муниципальном бюджетном учреждении культуры культурно-просветительском центре «Дубрава» имени протоиерея Александра Меня Сергиево-Посадского городского округа Московской области. В год своего юбилея — 40-летия на профессиональной сцене он удостоен ведомственной награды «Благодарность Министра культуры Российской Федерации».

ДМИТРИЙ ЧЕТВЕРГОВ: «Хочется выразить слова благодарности за состояние культуры и за поддержку культурных инициатив в адрес Сергиево-Посадского городского округа и лично Михаилу Токареву, Майе Мир и всей администрации. И поблагодарить за плодотворное совместное сотрудничество в проведении различных мероприятий свой родной коллектив КПЦ «Дубрава» во главе с Александром Мироновым, директором и великолепным пианистом. И особо приятно, что мой многолетний трудовой путь отмечен министром культуры нашей страны Ольгой Любимовой».

В завершении награждения слово предоставили гостье вечера Ларисе Рубальской.
ЛАРИСА РУБАЛЬСКАЯ: «Я поздравляю вас с замечательным сегодняшним днём. Хочу сказать, что живу в каком-то странном таком измерении: телевизор, газеты. А как я сюда приехала будто солнце вспыхнуло. Сегодня скажу вам четыре строчки.
Всё в жизни бывает, и всё может быть,
Из нас только пленник в ней каждый.
И главное — просто кого-то любить,
А всё остальное неважно».

Награждение проходило поочерёдно с культурной программой ногинских артистов.
В заключении вечера был показан премьерный спектакль «Театральная история».

ЖУРНАЛ Moscow Tonight. Интервью с Дмитрием Четверговым

Обсудили все на свете — актуальное и не только! Дмитрий рассказал о некоторых тайнах закулисья, правду про Алсу и почему он расстался с Николаем Носковым! А также много шутил, отвечал на провокационные вопросы и рассказывал о своей сольной карьере!

16 апреля 2022 концерт Дмитрия Четвергова и его группы в «Ритм Блюз Кафе»

16 апреля в 18:00 Дмитрий Четвергов выступит со своей группой в большом зале клуба «Ритм Блюз Кафе» (Староваганьковский переулок, д.19с2, +74957659313).

Дмитрий Четвергов – известный гитарист, композитор, аранжировщик, саунд-продюсер, лауреат международных конкурсов и фестивалей, заслуженный артист М/О, генеральный продюсер лейбла «Moscow City Records».
С 1995 года по опросу среди отечественных профессионалов (газета ‘Московский Комсомолец’, журнал ‘Music box’) занимал лидирующую позицию в номинации электро-гитара.
За долгий период студийной работы записал около 400 часов (это более чем 300 альбомов) музыки и песен для многих артистов и проектов, включая собственную музыку, в различных стилях и направлениях.
Синглы из его нового альбома «Повороты судьбы»: «Я люблю», «Game», «Ecstasy», «Summer Blues», «Rules Don’t Apply», «Повороты судьбы» и другие неоднократно попадали в российские и европейские топ-чарты.
Его группа – это коллектив, в который собраны высокопрофессиональные музыканты. В репертуаре группы гармонично уживаются неоклассика, джаз, блюз, фанк, фьюжн и рок, а ее live концерты — это настоящее безумство виртуозной игры и широкий полет фантазии, которые не оставляют слушателей равнодушными!

В этот вечер будут исполнены инструментальные композиции из трёх авторских альбомов Дмирия Четвергова и мировые хиты.

Состав:
Дмитрий Четвергов – гитара, вокал;
Михаил Саушев – клавишные;
Илья Петров – бас-гитара;
Андрей Приставка – барабаны.

Спецгость — Эльга Серебрякова (вокал).

Информационный партнёр – газета «Наша версия».

Приходите, будет круто!

1 апреля 2022 Дмитрий Четвергов выступит в Обнинске

1 апреля в 20:00 в рок-баре «Бах» выступит всемирно известный гитарист ДМИТРИЙ ЧЕТВЕРГОВ!

С 1995 года по опросу среди отечественных профессионалов (газета ‘Московский Комсомолец’, журнал ‘Music box’) занимал лидирующую позицию в номинации электро-гитара.

Его послужной список давно вышел за пределы нашей страны и совместные проекты с такими мастодонтами рока, как Джо Сатриани, Гленн Хьюз и Джо Линн Тёрнер, тому подтверждение.


Кроме того, артисты: Николай Носков, Григорий Лепс, Александр Кутиков и многие многие другие создавали свои хиты при участии Четвергова.

Синглы из его альбома «Повороты судьбы»: «Я люблю», «Game», «Ecstasy», «Summer Blues», «Rules Don’t Apply», «Повороты судьбы» и другие неоднократно попадали в российские и европейские топ-чарты.

Концерт гитариста-виртуоза в Обнинске состоится при поддержке местных музыкантов: Марк Чучелов (барабаны), Антон Евсиков (бас-гитара). Специальный гость — Анна Мельниченко (вокал).

Приходите, будем зажигать вместе!