Архив рубрики: ПРЕССА

Публикации о Дмитрии Четвергове

Интервью Интернет-Изданию ПроРок

Евгений Гаврилов: – В качестве базовой площадки для молодых гитаристов вы рекомендовали занятия классической гитарой. С чем это связано?

Дмитрий Четвергов: – Для гитариста вообще любой классический инструмент, а также знание классики и культуры в целом в дальнейшем помогает, чем бы он ни занимался. Будет ли он сессионным, рок-, поп-гитаристом — всё равно. Это всегда основа. Хорошая база всегда пригодится, а потом, что это за гитарист, который не сможет саккомпанировать романс или элементарный дворовый чёс сыграть. Есть многие гитаристы, которые знают хорошо классическую культуру, но трёх элементарных аккордов не могут связать.
Я считаю, что любой опыт, тем более начинающему гитаристу, музыканту, необходим. Нужно знать азы. Учение стоит того, хотя, может, это покажется кому-то и искусственно.
Честно говоря, я ноты ненавидел. Нужно было сидеть, подбирать, разбирать, понимать, что хотел сказать автор. Как может молодой маленький музыкант понять, что хотел сказать маститый композитор или гитарист? Фортепиано — ясно, понятно, нота берётся только в одном месте. На гитаре одну ноту можно взять в совершенно разных местах, в зависимости от аппликатуры и определённым пальцем, так как потом неудобно будет брать что-либо.
Но есть масса примеров гитаристов-самоучек, особенно в роке и народном жанре (рэгги или какие-то молодёжные движения). Там, может быть, это и не нужно в принципе. Но для музыканта, если музыка для него не сиюминутное явление, не мода, если он хочет ей посвятить жизнь, ему нужно знать основы, классическую гитару.
А если он будет знать ещё и фортепиано, то это будет для него полезно вдвойне, так как он будет делать впоследствии аранжировки, получив образование.

А если он будет знать ещё и фортепиано, то это будет для него полезно вдвойне, так как он будет делать впоследствии аранжировки, получив образование.
В том-то и проблема в России — слабая база, а если и есть, то она для классических гитаристов.
Вот, скажем, ко мне приходят ребята или люди, которые занимались у педагогов, и выясняется, что многих вещей им просто не давали. Они даже понятия не имеют, что такое свободная ритмика, свободное мышление, что такое фанковый чёс, как сыграть рваную ритмику на ритм-гитаре. Они привыкли, их учили педагоги другому, школа у нас однобокая.
Классика — значит, надо учить по каким-то канонам. Честно говоря, перевернул бы всю школу. Я бы давал только основы: изучение нотной грамоты и пр. Для того чтобы гитаристу было интересно, я бы перемешивал занятия так, чтобы они могли взять любую литературу, любое цифровое обозначение и сыграть, саккомпанировать песню. Это же интересно молодым!
А их учат в школе, скажем, не стучать ногой. Нужно в себе развивать координацию движения, когда играется рваный чёс, оставаясь в ритме. Они не врубаются в это. Если перед ними стоят ноты — они играют, ноты убирают — ничего сыграть не могут. Не имеют вообще понятия, что такое свободная ритмика.
В западных школах, понятно, с кровью и молоком матери впитывает ритмику определённой народности, например Испании или Латинской Америки. Они уже с детства наслушались этой рваной синкопированной ритмики. А музыканты нашей полосы об этом понятия не имеют.
– Дмитрий, как на вас в творческом и техническом плане повлияли занятия фортепиано? Развивает ли оно какие-либо качества у гитариста?

– Обязательно. Во-первых, для гитариста, который занимается аранжировкой, это серьезное подспорье. Не секрет, что можно в домашних условиях сделать серьёзную демо-запись. В обычной музыкальной школе есть общее фортепиано как обязательный предмет — для всех музыкантов. Если музыкант таковым является, в первую очередь, он должен знать фортепиано.
Это основа для сольфеджио, для понятия гармонии. Гитарист порой совершенно тупо запоминает аппликатуру на гитаре, не понимая вообще, что происходит с аккордами, как они строятся. Это обязательно необходимо знать. Во-первых, это нужно, а во-вторых, интересно.

– Но вы же сказали, что необходимым предметом в детстве было сольфеджио…

– А потому что школа не была правильной. Я только музыкой начал серьёзно заниматься, когда услышал «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Дип Перпл», «Лед Зеппелин» и прочее. А что мы могли слышать? Не умеют у нас подать, сделать так, чтобы было интересно. Например, я помню, как нам преподавали английский. Было так неинтересно, что на него никто не хотел ходить. Когда учился последний год, у нас появилась учительница, которая стала преподавать английский так: она приносила записи «Битлз», и по ним мы учили язык. В то время это было явление буржуазной культуры. Но это же мировая культура. И нам стало интересно, все начали тянуться к учёбе.
То же самое и в музыке. Если пичкать Бахом, хотя я считаю, что это основа музыки, безусловно, бесконечно заставлять играть скучные «Инвенции» молодых пацанов, совершенно не чередуя их с какой-то эстрадой, то это вызывает только отторжение. Нужно давать и эстраду, открывать глаза, как делается музыка, как можно подобрать музыку, а не просто играть с листа, понимать её, в конце концов.
Всё должно находиться в общей гармонии, весь учебный процесс. Не должно быть однобоко, не долбёжка нужна, а всё через интерес показывать. Знание основ классики.
А сольфеджио?.. Оно само собой придёт, если мальчишка и девчонка хотят научиться «снимать» какие-то песни, мелодии. Им по-любому придётся развивать свой слух. А сольфеджио — это первый и единственный возможный предмет, который развивает слух. Жизнь заставит. Тебе интересно, и ты начинаешь «копать».
Учебный процесс нужно построить через какую-то игру. Можно привлекать и звукозаписывающую компьютерную технику, чтобы мальчишки и девчонки не просто учились, а ещё могли себя записывать, анализировать, как они играют. Использовать какие-то обучающие компьютерные программы. Будет гораздо интереснее и полезнее.

– Дмитрий, а вы садитесь за клавиши сейчас?

– Обязательно. Много музыки сочиняю изначально как клавишник. Раньше во многих командах я начинал играть на клавишах. Был басистом и клавишником. Если музыкант таковым является и называется, он должен играть на всех инструментах. В принципе, знать все. Что сложного в том, чтобы гитарист взял бас-гитару? То же самое, только понять, набить пальцы и руку. Чтобы писать или делать какие-то «демо», никому не повредит игра на бас-гитаре. Только польза. Скажем, взять мультиинструменталиста Ленни Кравитца. Он играет на всех инструментах и записывает всё сам. Замечательно слушается.
Я в общем-то сам всё делаю, все аранжировки. Вот сейчас должен скоро выйти мой новый альбом. Тяжело, конечно. Проще было бы иметь группу, но нет её. Что делать? Садишься и всё делаешь сам. Если музыкант захочет делать свою музыку, аранжировки, то ему всё пригодится. И знание клавишей обязательно.

– Ваше любимое произведение отечественной классики на фортепиано?

– В своё время играл циклы Прокофьева, некоторые произведения Скрябина. До сих пор я играю «Прелюдию» Шопена. Лет восемь мне было, когда я начал его изучать. Прокофьева уже не помню, хотя его с большим удовольствием играл. Скрябина сейчас уже ни в зуб ногой. Люблю «Времена года» Чайковского. Есть у него в этом цикле несложные произведения. «Подснежник» например, нежная мелодия. Её могу сыграть с листа. Но больше импровизирую на заданную тему. Когда изучил гармонию, понял, как делается музыка, ты берёшь и создаёшь музыку сам.

– Как вы относитесь к тем людям, которые начинают осваивать технику, «снимая» соло-партии ведущих гитаристов?
– На начальном этапе это нужно обязательно делать. Серьезным гитаристам, зрелым, которые играют больше десяти лет, пора создавать своё. Хватит снимать один в один. Можно снять для интереса, но исполнять эти кавер-версии можно только на уровне кабака. Играть так скучно. Для школы — очень хорошо. Упражнения нужны, чтобы понять, это реально.

– Что вы вкладываете в понятие «настройка» гитары?

– У любого человека есть слух. Если человек слышит, значит, он слышит. Просто слух надо развивать, понятие высотности звука — выше, ниже. Слух музыкальный есть у любого человека. Эти навыки у некоторых не развиты с детства.
Вот говорят: «Медведь на ухо наступил». Я ставил эксперименты, занимался раньше в школе с учениками, лет двадцать назад, и у меня получалось. Так что это всё ерунда. Если медведя в цирке ставят на коньки и дают ему клюшку, то почему человека, высшее существо, нельзя научить различать звуки? Если только ушей нет совсем.
Просто люди не хотят учиться или ставят на себе крест: «У меня нет слуха». Если ему не интересно, если для него музыка — пустой звук вообще, если он сам не хочет – то всё бесполезно. Но если человек горит желанием понять музыку, научиться настраивать гитару, а это значит, понять музыку, понять звуки – всё в его силах. Для некоторых звуки — какофония, а для некоторых — наслаждение.
Если человек хочет окунуться в какое-то фантастическое измерение, он своё получит. Музыка — фантастика, неземное. Нет материи — это звуки. Некоторые находят там жизнь свою. Всё в музыке — утешение, вера, надежда, любовь. Я многим сочувствую в том плане, их жалко, что они не понимают этого. Они не понимают, как можно окунуться в атмосферу музыки и забыть про всё на свете. Они не понимают, что можно обрести ещё одну новую, неведомую часть в жизни, обкрадывают сами себя.
Многие говорят: «А! Я этого не понимаю. Что это? Фигня, а не музыка». И гордятся ещё этим. Когда меня гаишники останавливают, я им порой говорю: «Хватит вам меня разводить. Вот тебе диск. Послушай на досуге». Они говорят: «А что это такое? Там поют?» — «Нет, там музыка». — «А я не понимаю». А если бы пели, ты бы понимал?! И они ещё гордятся этим! Да на фига им это? Пришёл домой, телек включил, а там ништяк, хорошо.
Вот пока у нас таких людей будет большинство, так мы и будем жить хреново. Потому что люди не понимают ничего. Что сказал начальник, то для них бесспорно. Как в своё время учили: «Так надо жить». И все так и жили.
Необходимо духовное развитие, это часть духовной сферы. Пока у нас народ будет непонимающий, мы и будем топтаться на одном месте. Я в этом уверен. Это всё связано. С менталитетом, с уровнем культуры общей массы в России, да и во всём мире.
К сожалению, тупых, ограниченных людей большинство. Так получилось, что большинство в стаде.

– Когда музыкант может почувствовать гитару душой и с помощью музыки передавать свой внутренний мир?

– Когда он в этой музыке, не важно своей или чужой, будет целиком и полностью находиться. Вот мы погружаемся в воду, ныряем или летим с парашюта и входим в такое состояние, когда есть только ощущение какой-то среды вокруг. И вот он летит, ощущает это внутри себя, когда душа полетела и ничего нет вокруг.
Тогда он сможет назваться музыкантом, когда его замурашит на трезвую тем, что он выдал, и так же замурашит и всех вокруг. Он заставит погрузиться в это состояние слушателей, чтобы это не была только эйфория для себя, чтобы он был там.
В это состояние можно и наркотически войти, но если он в это состояние без всяких наркотиков медитативно войдёт, и заставит войти людей вокруг — забыть о всех своих проблемах и они будут находиться только в этой музыке, гитаре — наверное, тогда он станет настоящим музыкантом.

– Некоторые музыканты связывают музыку с иными видами искусства. Есть и примеры обратного движения. Энгр, например. Чем это вызвано, по-вашему?

– Проникновение в искусство — продукт творческой деятельности. Сочинять стихотворение, писать картину, снимать кино… Это разные сферы. А объединяет одно — творчество.

– Есть ли соперничество между отечественными гитаристами в профессиональном плане?

– У нас это малоразвито. На Западе есть масса изданий, журналов и достаточное количество фестивалей, отслеживаются какие-то работы, пластинки. Там индустрия поставлена правильно, там и деньги люди за это получают, стремятся. У нас всё растёт, становится очень тяжело музыкантам.
Мне присылают массу писем, массу mp3, в которых я не могу разобраться, так как гитаристов очень много. Причем очень много хороших молодых гитаристов. Я могу сказать честно, что я в 18-20 лет так не играл, как сейчас играют.
Есть на это объективное причины, потому что мы шли, как говорится, «по приборам», как в танке. Ничего не вижу, ничего не слышу. Нам приходилось всё тяжело доставать, понять, как играют гитаристы. Верхом совершенства в своё время для меня был Блэкмор. Затем, через 10 лет, в 1985 году появился Стив Уай. Эти вехи становления были своеобразным толчком для того, чтобы повышать свой уровень, к чему стремиться. Сейчас гитаристов-виртуозов высокого класса — тьма тьмущая.
Я считаю, что скорость на сегодняшний день ничего не решает. Многие стремятся к скорости, но совершенно забывают, что они не спортсмены, а музыканты. На самом деле у нас сейчас сложно это сделать, потому что их не видно. Я умудряюсь как-то быть, оставаться профессионалом, но я не могу работать только инструменталистом, потому что этим особо не прокормишься. Но при желании можно. Это сложный инструментальный жанр. Пока директора нет, сложно показать это. А что говорить о молодых гитаристах, которые спрашивают, где можно показать?
Я не могу раскрыть им все тайны. Это всё сложно и вообще этим заработать невозможно. Кормит только попса. Я пытаюсь настроить людей, чтобы они росли и стремились к тому, чтобы улучшать жанр, повышать его уровень. С жанром дело обстоит плохо.
Я надеюсь, что найдутся проводники и посредством каких-то интервью, газет, вопросов движение будет набирать обороты, чтобы повышать статус музыканта. Тогда можно будет говорить о каких-то рейтингах. Конкурентов на сегодняшний день по пальцам можно пересчитать.
И что значит, конкурентов? Как можно сказать: кто круче, Блэкмор или Пейдж, Сатриани или Стив Вей, или Ингви Малмстин? Каждый хорош по-своему, сравнивать их совершенно невозможно. Я не могу сказать, кто лучше. Каждый гитарист делает свою, интересную музыку, исполняет песни по-своему. А рейтинги нужны для того, чтобы люди к чему-то стремились.

– Ваши пожелания всем жителям города Бийска Алтайского края?

– Хотелось бы, чтобы музыка спасала от действительности, была сказкой, тайной. У меня даже есть композиция «Музыка-тайна». Для того чтобы музыка стала такой для всех, необходимо стремиться к ней, выбирать для себя такие сферы творческой жизнедеятельности, которые помогали бы жить. Этому помогает настоящее искусство.
Хочется пожелать, чтобы жизнь становилась не только в Бийске, но и везде легче. А для этого нужно как-то по-другому понимать жизнь. Хочу пожелать здоровья и радости в жизни. Счастья вам!
www.prorok.noonet.ru
от 28 марта 2005

Дмитрий Четвергов подружился с ноутбуком

Гитара — самый популярный музыкальный инструмент в мире, что бы ни говорили об этом саксофонисты и скрипачи. Быть замеченным среди всемирной армии гитаристов уже неплохо, а стать одним из лучших в отечественной рок-дивизии — вдвойне почетно. Надо думать, что знаменитый Джо Сатриани во время своего концерта в ЦДЛ в прошлом году, пригласил на сцену Дмитрия Четвергова не только как коллегу по IBANEZ.

28 февраля Дмитрий Четвергов презентовал сингл к своему новому альбому «С цветка на цветок» в клубе «Б2». В диск вошли 4 композиции: «Propeller-Chet», «Музыка-Тайна», «Freedom» и «Нарезка». На событие собрались рядовые почитатели таланта Четвергова, журналисты и коллеги по гитарному цеху. Пока шла отладка сложной компьютерной техники, своего друга представил известный гитарист-виртуоз Дмитрий Малолетов. Он рассказал, что сочиненный Четом хит «У моей Наташки, от меня мурашки», был моментально закуплен известной попсовой певицей. Затем Малолетов наповал сразил присутствующих двуручным теппингом. Эта виртуозная техника игры на электрогитаре была изобретена Энвером Измайловым и в последнее время становится все более популярной.

Дима Четвергов, весь в белом, впечатлял публику на фоне многочисленных баннеров развешенных на сцене. Он начал с медитативной вещицы и, казалось, что весь концерт будет выдержан в той же манере, но не тут то было… Дальше гитара Чета играла буйно и в то же время гармонично. Кроме 4-х вещей с сингла прозвучали совершенно разные по стилям и ритмам композиции, дополняемые мощными компьютерными сэмплами. Как выразился сам Дмитрий: «Сегодня нам помогает играть еще один участник нашей группы, мой друг — ноутбук».

В новом материале Чет сумел интерпретировать Джими Хендрикса живо, современно и не менее виртуозно, чем это сделал бы сам великий волшебник. Кстати, нео-Хендрикс сейчас самая популярная у гитаристов и любимая публикой тематика. Одну из композиций Четвергов исполнил в традиционной испанской манере на полуакустической гитаре. Во второй части программы к нему подключилась симпатичная молодая гитаристка и певица Миласа. В гитарном дуэте эта пара исполнила попурри из произведений легенд рока… и зал растаял. Танцевали все, люди в галстуках с пивными кружками в руках и юные студентки в обнимку с сотовыми телефонами.

Игорь Москвичёв, специально для РокмЬюзик.Ру

 

Дмитрий Четвергов отвечает на вопросы читателей сайта Guitar.ru

Дмитрий Четвергов один из самых известных гитаристов России. Вот уже на протяжении десятка лет он является, наверное, самым востребованным концертирующим и студийным музыкантом. Даже те, кто совсем не увлекаются музыкой, конечно слышали звучание его гитары на множестве пластинок, которые он записал в различных успешных коммерческих проектах. Блестящая исполнительская школа, виртуозная техника, чувство стиля, тонкий музыкальный вкус выводят этого музыканта в высшую гитарную лигу. Дмитрий Четвергов любезно согласился ответить на вопросы посетителей нашего сайта.

 

Здравствуйте, Дмитрий! Какая была ваша первая электрогитара? (Улан, Бишкек)

Дмитрий Четвергов: Это было в далёком 1977 году, а гитара называлась Star 7, и была изготовлена в Чехословакии.

 

Дмитрий, что вы считаете эксклюзивной «фишкой» в своей игре? Что выделяет вас из общей массы? И что вы слушаете в последнее время? Заранее спасибо. (Андрей, Москва)

Дмитрий Четвергов: Эксклюзивная фишка, наверно, заключается в том, что я не переношу что-то услышанное, «подснятое», а пытаюсь изобретать сам. Мой подход — анализ и переработка звукоизвлечения и особенностей игры мастеров и выработка на их основе собственного стиля.
В последнее время слушаю Audioslave, последние пластинки Jeff Beck, а так же свой новый, многострадальный альбом.

 

Дмитрий, скажите, какие гитаристы оказали наибольшее влияние на вашу великолепную технику исполнения и запоминающийся стиль? (Москва)

Дмитрий Четвергов: Начиналось все с Blackmore, Page потом открыл для себя Steve Lukator (Toto), после — Steve Vai (Alkatraz) и в 1987 году – Joe Satriani. На сегодня – Jeff Beck. Чуть не забыл: John McLaughlin, Al di Meola, Pat Metheny и Jimi Hendrix.

 

Повлиял ли на вас Джими Хендрикс и в чем это выражается?

Дмитрий Четвергов: Да, ещё как! Он был одним из моих первых увлечений. Его влияние было велико не только как гитариста, но и как музыканта. Его творческое наследие огромно. Вот, например, на новом альбоме будет композиция Little Wing, а так же посвященная его творчеству песня «Привет, Jimi!»

 

Кто, на ваш взгляд, самый влиятельный гитарист современности? (Валерий, Омск)

Дмитрий Четвергов: На мой взгляд Jeff Beck, так как в нем удачно сочетаются уникальная гитарная школа и прогрессивный взгляд на современную музыку.

 

Будь вам сейчас 18 лет, какую бы музыку вы бы слушали и играли? (EjiK, Москва)

Дмитрий Четвергов: Трудно себя представить. Я бы слушал ту же музыку, что и сейчас. Главное, чтобы в ней была идея, зерно…

 

Скажите, Дмитрий, как вы относитесь к творчеству российского гитариста May Lian’a? Как вы относитесь к творчеству Стива Вая и Джона Петруччи? (Ivan, Москва)

Дмитрий Четвергов: Что касается творчества May Lian’a, то его практически не видно, и поэтому сказать нечего: нет ни альбомов, ни выступлений. А если говорить о его школе и его учениках, то можно отметить правильное звукоизвлечение, хороший вкус, профессионализм.

Что касается творчества Стива Вая, то отношусь к нему положительно. В его музыке выражена индивидуальность, экспрессия, завораживающая магия музыки. Правда, некоторые моменты в его музыке остаются весьма непонятными, как будто специально выдуманными, и поэтому нелогичными. А в целом, мне больше нравится творчество Сатриани, все-таки за простотой формы и лаконичностью чувствуется природный вкус мастера.

С творчеством Петруччи знаком мало, чтобы можно было анализировать его музыку, так что говорить ничего не буду.

 

Что вы думаете о Томе Морелло, гитаристе группы «Rage Against The Machine»?. (Валерий, Омск)

Дмитрий Четвергов: Считаю, что это интересный гитарист, который внёс потрясающие фишки, оживившие современную гитару, и в целом послужил хорошим украшением замечательной команды «Rage Against The Machine».

 

Дмитрий, здравствуйте! Я бы хотел спросить вот что. Насколько я знаю, вы заканчивали класс классической гитары. Играете ли вы сейчас на нейлоне? И как совместить два инструмента – электрический и классический? (Mork_Sorka, Хабаровск)

Дмитрий Четвергов: Играю. На моём новом альбоме есть место классической гитаре. А на концертах я использую Gibson Chet Atkins. Сочетать достаточно сложно.

 

Дмитрий, сколько в вашей коллекции электрогитар? Какие именно? (Irr Vast, Одесса)

Дмитрий Четвергов: Все традиционные инструменты, такие как Gibson Les Paul, Fender Stratocaster, Jackson, Ibanez в каком-то количестве представлены в моей коллекции. В том числе семиструнный Ibanez K7.

 

В чем причина смены в ваших руках гитары Jackson на Ibanez? (Ivan, Москва)

Дмитрий Четвергов: В общем-то, мне все равно, главное, чтобы в инструменте было 24 лада, система Floyd Rose и, желательно, сквозной гриф. Я надеюсь, что в ближайшее время в моих руках появится новая гитара.

 

Дмитрий, как вы относитесь к семиструнным гитарам, используете ли вы их? (Валерий, Омск)

Дмитрий Четвергов: Положительно, так как некоторые партии необходимо записать в низких тональностях, а для этого нужна семиструнная гитара. Как уже сказал выше, я использую Ibanez K7.

 

Как вы продвигали (раскручивали) свою группу? (EjiK, Москва)

Дмитрий Четвергов: Только настоящей музыкой и верой в себя.

 

Какие перспективы создания в России проектов типа G3 как у Сатриани? Российскими любителями гитарной музыки это было бы очень востребовано. Ведь у нас столько замечательных гитаристов, которым есть что преподнести зрителю. И почему бы вам не выступить в лице создателя и основного гитариста в великой тройке? (Infiltrator, Таганрог)

Дмитрий Четвергов: Отношусь положительно, если будет реальная возможность, то я воплощу этот проект.

 

Какими эффектами вы пользовались при записи песни Little Wing, которая находиться на Вашем сайте? Спасибо. (Slang, Салоники/Греция)

Дмитрий Четвергов: Эффектом перегруженной лампы (гитара с ламповым комбоусилителем).

 

Хотелось бы узнать об изготовлении аранжировки песни Little Wing. Какая аппаратура использовалась? (Semat, Нижневартовск)

Дмитрий Четвергов: Полностью вся композиция была записана в моей домашней студии. Я использовал Cubase, VST-инструменты и библиотеку сэмплов. Всё остальное было сыгранно вживую, а сведено на профессиональной студии.

 

Здравствуйте, Дмитрий! Есть мнение, что развитие техники гитариста заканчивается еще в юности, и техничнее, быстрее и виртуознее, чем он играл в 20 лет, он уже не заиграет. Что вы думаете на этот счет? Спасибо. (Юрий, Москва)

Дмитрий Четвергов: Такое мнение абсолютно неправильно. Обучаться можно в любом возрасте, главное, чтобы было желание и здоровье.

 

Скажите, реально ли научиться самому, с «нуля», играть на гитаре на уровне профессионалов, используя при этом лишь учебные пособия и самостоятельные разборы чужих записей? Возможно ли так найти свой звук, а точнее не потерять его при анализе чужих композиций? (Тимофей, Санкт-Петербург)

Дмитрий Четвергов: Вот я, к примеру, достойный представитель того типажа, который вы описали. У меня не было учителей. В то время, когда я начинал изучать гитару, даже никакой информации у нас в стране не было. Анализ может повлиять только на опыт, а не на стиль.

 

Что, на ваш взгляд, важнее при игре на гитаре – техника или же интеллект гитариста? (Сергей, Горки)

Дмитрий Четвергов: Это вещи взаимосвязанные! Во всём нужна гармония.

 

Дмитрий, с каких лет и сколько часов в день вы занимаетесь? Спасибо. (Алексей, Мытищи)

Дмитрий Четвергов: Начал заниматься классической гитарой с 14 лет. Раньше играл и по 16 часов в сутки, а сейчас пытаюсь заниматься в свободное время, но всё же лучшая тренировка – это концерт.

 

Не могли бы вы посоветовать какие-нибудь эффективные упражнения для занятий с метрономом, чтобы играть ритмично и аккомпанемент, и соло? (Антон, Уфа)

Дмитрий Четвергов: Включать метроном или драм-машину, записывать себя, и главное – анализировать записанный материал.

 

Если не трудно, можете сказать, какому техническому приёму нужно уделять особенно много времени? Заранее спасибо. (Улан, Бишкек)

Дмитрий Четвергов: Больше всего времени нужно уделять бэндам и вибрато, а так же их сочетаниям, причём вибрато не рычагом, а пальцами, и обязательно записывать себя.

 

Какой режим работы и отдыха должен соблюдаться при выработке скоростной техники? При каких признаках усталости следует давать рукам отдых? (Андрей, Санкт-Петербург)

Дмитрий Четвергов: Обычный нормальный здоровый режим, ничего особенного, главное высыпаться. Если «зажимается» рука, то нужно переключиться на другие упражнения.

 

Здравствуйте. Что вы посоветуете в поиске собственного звучания? И как его выбирать, если приходиться играть в разных стилях? Как вы занимаетесь (план занятия)? Спасибо. (Артур, Новомосковск)

Дмитрий Четвергов: Для того, чтобы найти собственное звучание нужно очень много играть свою собственную музыку, создавать свои собственные «фишки» (перед этим проанализировав, что сделали мастера), а игра в разных стилях только поможет найти себя. План занятий – индивидуальный, надо больше играть с драм-машиной и слушать свои собственные записи.

 

Здравствуйте, Дмитрий! У меня такой вопрос: как эффективнее всего повысить своё мастерство? Есть ли какие-нибудь особые методы, упражнения? Какие посоветуете играть произведения (классические, блюзовые и т.п.)? (Александр, Ногинск)

Дмитрий Четвергов: Нужно играть всё и много, всегда и везде. Надо снимать на слух произведения мастеров, и добиваться в конечном итоге точно такого же звучания. Опять же записывать себя и анализировать.

 

Что необходимо для того, чтобы в России и, в частности, в Москве сделать карьеру успешного сессионного гитариста? Каковы особенности профессии сессионного гитариста у нас в стране? (Олдос Хаксли, Санкт-Петербург)

Дмитрий Четвергов: Надо уметь играть любую музыку от дворового чёса до виртуозной игры Стива Вая. Надо уметь работать на студии. Быть постоянно на виду.

 

Интересно, какие педали использует на сцене Дмитрий Четвергов? (Тарас, Кременчуг/Украина)

Дмитрий Четвергов: Тюнер, Wah-wah, либо педаль переключения каналов лампового усилителя, либо какую-нибудь педаль перегруза, либо дилэй.

 

Дмитрий, как вы оцениваете устройства цифровой гитарной обработки применительно к работе как в студии, так и на концерте? Можете ли вы выделить какие-либо особенно понравившиеся Вам цифровые или аналоговые устройства? (Алексей, Бронницы)

Дмитрий Четвергов: Положительно отношусь к процессорам компаний Line6, Jonson (J-Station), Digitech. Их можно использовать и в студии, и на концерте, и в походных условиях. На концертах цифровые приборы, эмулирующие звучание известных комбоусилителей, хорошо использовать для обогащения звучания простых комбо.

 

Не было ли у вас мысли как-нибудь совершенно изменить свое звучание, пойти на какой-то новый эксперимент в сфере гитарной музыки? Это интересно и с точки зрения личного мастерства, и с точки зрения совершенно новой художественной работы. (Михаил, Москва)

Дмитрий Четвергов: Возможно всё… Дайте в руки мне баян, я порву его совсем!..

 

Поедете ли вы на Грифоманию в Минск? (Василий, Могилев)

Дмитрий Четвергов: Пригласят – поеду! Пока предложения не было.

 

Декабрь 2004.

Благодарим всех читателей, приславших вопросы для интервью.

Источник: guitar.ru

Дмитрий Четвергов о неизвестных аккордах российского рока: «Родное Подмосковье», №52 2004

Дмитрий Четвергов. Музыкант. В 1995 году по опросу среди профессионалов был признан лучшим гитаристом России в номинации «Электрогитара» (газета «Московский Комсомолец», журнал «Music Box»). Как гитарист участвовал в переиздании рок-оперы «Юнона и Авось». На сегодняшний день — один из самых востребованных концертирующих и студийных российских музыкантов.

«Музыка — это великая тайна. Музыка — она по ту сторону физического бытия, по ту сторону времени, истории и политики. Она вне богатства и бедности, вне жизни и смерти. Музыка вечна. Она стоит так высоко, что разум не в силах приблизиться к ней. Она оказывает действие, подчиняющее себе все, — и никто не в состоянии уяснить, что это. Музыка — это великая тайна, мистерия. И чем больше ты о ней знаешь, тем менее способен дать ей определение:»…Эти слова звучат речитативом на моей новой пластинке, которая скоро выходит. Я позаимствовал их у Патрика Зюскинда, а тот, в свою очередь, перефразировал Гете. Да и можно ли сказать о музыке лучше? Пластинка будет называться «С цветка на цветок» — так же, как одна из композиций. Представим себе бабочку, перелетающую с одного цветка на другой. Причем цветки эти разные. Так же и у меня в музыке используется очень много стилей: джаз-рок, арт-рок, этно, симфоническая музыка и так далее — все вместе называется фьюжн (по-английски fusion — сплав, слияние). Как будто в инструментальных композициях одно состояние перетекает в другое. Это не значит, что в них нет собственного стиля. Я бы сказал, что они, по моему замыслу, вне какого-либо определенного стиля.

— Когда можно сказать о художнике, что он состоялся? Необходима ли для этого определенная доля известности и признания? — Известность — это еще не показатель. Сейчас такие возможности, что любой школьник может выпустить пластинку. Купил компьютер, запрограммировал виртуальные музыкальные инструменты — и вперед. А если еще есть деньги на распространение пластинок, тогда совсем хорошо. Но будет ли это творчеством? Или очередной профанацией, заполонившей наш музыкальный рынок? Вот в чем вопрос. Понятно, что с современным музыкальным оборудованием можно достичь просто невероятных результатов. Например, я очень часто присутствую на различных музыкальных конкурсах и фестивалях. Молодые ребята делают в свои годы такое, что я в свое время не мог — по объективным причинам. Ведь в годы застоя электрогитара, да и рок как музыкальное направление были запрещены. Мы изучали рок вслепую, никакой информации, инструментов, звукозаписывающей аппаратуры: Обо всем приходилось чуть ли не догадываться. Понятно, что это было как бы «подпольное творчество» и ни о каком официальном признании не могло быть и речи. Я рад, что сейчас появилось много хороших музыкальных школ, и музыкант может обучиться всему намного быстрее. Но это не значит, что он автоматически становится профессиональным музыкантом. Это говорит о том, что у него появилось гораздо больше возможностей для того, чтобы состояться. Процесс становления настоящего музыканта достаточно долгий. Истинный музыкант — это не только хороший исполнитель, но и создатель музыки. И пусть это не что-то гениальное (сейчас распространено даже такое выражение, что «моцартов» среди нас нет»), но зато своё. А для того, чтобы человек состоялся как музыкант, совсем не обязательно определенное количество пластинок. Можно сочинить всего одну мелодию и войти в историю ( «Полонез» Огинского). Музыкант должен иметь вес в обществе — не дутый, а настоящий.
— А кто является более верным экспертом — узкий круг профессионалов или публика? — Я не могу ответить однозначно. Профессионалы оценивают твою технику игры, а публика чувствует сердцем. Конечно, и тут вероятность не 100-процентная. Например Ван Гог продал всего одну картину и только после смерти был признан гением. Или, наоборот, забвение, пришедшее на смену внезапной славе. Вот сегодня ты в фаворе, а завтра уже забыли. Но какие-то законы все равно есть. Как ни странно, профессионала отличает умение качественно сделать простую вещь. Например, Сальвадор Дали мог нарисовать практически все, поскольку был воспитан на классической художественной традиции. А многие его последователи и сторонники, вообразившие себя сюрреалистами, не могли нарисовать в обычной классической манере элементарный натюрморт. Значит, это просто проходимцы, называющие себя гениями. И в музыке таких людей достаточно. Если в музыке, какого бы жанра она ни была, есть энергетика, теплота, уверенность, то люди это оценят. И если ты не случайный человек в искусстве, то играть полную отсебятину и втирать людям ерунду не будешь: Ну и, конечно, мои родные и друзья — это самые важные и дорогие для меня судьи.
— Существует такое понятие — «свободный художник». На ваш взгляд, это хорошо или плохо для творчества? — Здесь палка о двух концах. С одной стороны полная свобода творчества и независимость — это замечательно. Однако, когда человек слишком глубоко уходит в себя, он рискует быть неуслышанным. Художник, музыкант как бы варится в собственном соку, в отрыве от действительности. Появляется такое явление, как искусство для искусства. А жизнь остается в стороне. Но и художник — тоже. И все, что он делает, остается, невостребованным «в столе». А между тем люди поставлены в такую ситуацию, что им необходимо выживать. И если ты не сделал что-то на продажу, то ты не будешь признан. Твое искусство в этом случае не будет показано и услышано. Значит, в любом творчестве необходимо идти на компромиссы. Я не говорю, что надо «прогибаться под изменчивый мир» — а облекать свои работы в такую «рамочку», которая будет интересна и удобна для массовой культуры. Нашел необходимую середину, а уже при грамотном подходе можно подстроить ситуацию под себя. Получается, что свободный художник — это человек, имеющий достаточно средств, чтобы не идти на компромиссы и делать то, что он хочет. Однако, чтобы эти средства появились, необходимо проявить гибкость. Таков суровый закон жизни.

— Говорят о существовании русского рока. Но почему нет уровня Led Zeppelin, Deep Purple..? Может, все дело в российской ментальности? — Рок-музыка как культурное явление родилась на Западе. С тех пор там успели сложиться соответствующие музыкальные школы. Это одна из причин российского отставания — и она лежит на поверхности. Но есть и другая — в особенностях русского языка. Ну почему-то не ложится он на эти аккорды, и все тут. Одна и та же мелодия на русском и английском будет выглядеть по-разному. Зато русское слово очень хорошо подходит к популярной музыке (не путать ее с дешевой попсой) и этно-музыке. А еще я наблюдаю странную вещь. Иногда мне говорят: мы не можем принять твои композиции, потому что у тебя гитара СЛИШКОМ хорошая. Получается, что мне надо просто лихорадочно бить по струнам, как, например, музыканты группы «Звери»? Тогда это будет настоящей музыкой? Вообще почему-то при слове «рок» многих бывших рок-музыкантов, а сейчас — директоров радио, ведуших на ТВ, начинает трясти и колбасить. Они понимают, что это не прибыльно, не чартово — поэтому из этой сферы и ушли. Несмотря на все это, я верю, что и у нас наступит время достойной рок-музыки. Мне кажется, в нашей стране есть для этого хороший потенциал, только его пока не могут поднять на должный уровень. Для России все дело во времени. Об этом говорят многие фестивали и конкурсы, которые представляют много интересных музыкантов. Ведь не может быть, что русская музыка — это только балалайка и гармошка. В любом случае, наш рок будет отличаться от западного. Возможно, своей самобытной мелодикой. До тех пор, пока самодеятельность будет возводиться в ранг профессиональной музыки, у нас не будет настоящего рок-движения. Ведь сегодня вся индустрия в шоу-бизнесе сосредоточена на поп-культуре.
— Рок-музыкант при желании может играть попсу, и это явление последнее время наблюдается довольно часто. Однако обратного процесса почему-то не происходит. Это зависит от психологического настроя, или у «рокера» просто выше музыкальная квалификация? — Как я понял, мы говорим не о качественной популярной музыке, а именно о попсе, т.е. о дешевой подделке под нее. Между прочим, профессионально играть даже попсу (я это называю «приспосабливаться к чесу») достаточно сложно. Многие рок-музыканты могут играть безумно сложные композиции, а на простых ритмичных вещах пасуют. Это так по-русски! И часто случается, что они хотят поиграть в этом жанре, а их просто не берут, говорят, учитесь играть простые вещи. Так что чисто в профессиональном плане для музыканта здесь появляется хорошая практика. А то, что из поп-индустрии музыканты не идут в рок — конечно, здесь работают и психологические причины: разный склад души и проч. Но в нашей стране, сейчас особенно, все упирается в деньги. Рок — он кормит мало. И молодому человеку, желающему себя грамотно «подать» в шоу-бизнесе, выгоднее заняться попсой. А рок-музыкант, чтобы заработать хоть какие-то деньги, к примеру, на выпуск пластинки, вынужден «подрабатывать» в поп-индустрии. Мне кажется, это явление можно сравнить с тем, как люди с высшим образованием, чтобы прокормить семью, идут торговать в ларьках. Все-таки в одно и то же время в разных отраслях жизни наблюдаются схожие течения. Тем не менее, жалеть об этом глупо. Я сам несколько лет работал с Алсу — делал для нее гитарные аранжировки. Например, в песне «Вчера». Очень сложно из трех аккордов сделать что-то интересное. Но в этом и проявляется разумный компромисс. Я считаю эти годы для себя хорошей практикой. Да и она от нашего совместного творчества выросла как певица. Однако выдавать эту работу за шедевр тоже не стоит. Важно не задерживаться в этой отрасли, работать над чем-то своим, что ты считаешь настоящим. Единственное, что обидно — это распределение ролей в шоу-бизнесе. Там есть только звезда, все остальные — в тени. Обслуживающий персонал. Сегодня один, завтра другой. В отличие от Запада, у нас нет статуса музыканта, у нас есть только статус «звезды». На Западе есть масса изданий, освещающих именно творчество музыкантов, а здесь они напоминают «темных лошадок». Это чисто русское явление.
— Почему так происходит? — Возможно, потому, что наш шоу-бизнес находится пока в первобытном состоянии, как сказали бы экономисты, в период первоначального накопления капитала. Опыта еще накоплено слишком мало. Это к вопросу о статусе музыканта. А если говорить о причинах финансовых преимуществ попсы над рок-музыкой, то тут получается замкнутый круг. Очень многое зависит от запросов публики. Предпочитает она попсу — значит, будет жить именно этот жанр. Однако на вкусы публики во многом влияет то, что крутят по телевизору. А что там показывают — сами знаете. В принципе, я могу понять бизнесменов, вкладывающих деньги именно в этот жанр: они окупаются очень быстро. Иногда мне кажется, что очень многое в шоу-бизнесе зависит от политики. Ведь попсовая музыка — это музыка послушных, одинаковых, это музыка не для личностей, в то время как рок, джаз заставляют думать, развиваться. Может, кому-то выгодно оболванивать массы? Ведь послушно-усредненным людям можно навязать любую идеологию. Наверное, решение проблемы кроется в обретении настоящими музыкантами большей самостоятельности и независимости. Вот мы периодически устраиваем фестивали, хотя понимаем, что в любой момент могут прийти «власти» и открутить башку. Однако я не могу себя выставлять таким вот «спасителем» рок-музыки, поскольку и мне приходилось делать вещи, которые запятнали мой имидж серьезного музыканта. Сейчас везде крутят «У меня мурашки от моей Наташки». Так вот, тот самый припев я придумал за 10 минут, так — для смеха. А потом вдруг выяснилось, что песня стала очередным «хитом». И представляете, мне вдруг позвонили и пригласили приехать на вручение какой-то премии за эту песню. Я, естественно, отказался. Представил себя в смокинге с бабочкой, важно отвечающим на вопросы журналистов о дальнейших творческих планах: «моей следующей песней будет «У твоей сестренки Ленки очень острые коленки»:». Вот на что иногда приходится идти, чтобы поддержать штаны в определенный период жизни. Но я, как и многие другие серьезные музыканты, хочу жить и работать в этой стране, а не где-нибудь на Западе. Мне хочется жить сегодня и сейчас, быть услышанным и востребованным. А этого без определенного количества денег никак не сделать.
— Что для творческой личности может быть в творчестве самым страшным? — Наверное, отчаяние, когда нет надежды, что тебя поймут. Оно страшно для любого человека. Или когда жизнь вдруг стала неинтересна, даже если внешне все вроде бы хорошо. Тут творчество умирает само по себе. Ну и, конечно, музыканту очень сложно бывает пережить моменты творческого спада, особенно, когда все вокруг говорят, что его концерты уже не те, он спелся, опопсел и проч. Понятно, что от плохих отзывов человек может просто сломаться. Мир жесток. В этот период надо прислушаться к самому себе и постараться понять: это всего лишь перерыв в творчестве или его «последний аккорд». Наверное, надо продолжать работать, не обращая внимания на отзывы критики. Он будет карабкаться, пытаться остаться на плаву. Ведь для творческого человека уйти из творчества — все равно что пустить себе пулю в лоб. Да и если подумать, куда уходить? В бизнес? А бизнесмены и художники — это часто люди противоположные. Наверное, если ты настоящий художник, то после перерыва у тебя обязательно появится вдохновение. Если нет, то надо набраться мужества и заявить публике: все, хватит. И, возможно, тогда в жизни начнется новая веха. Например, помогать молодым музыкантам, делать с ними совместные проекты, заражаться их энергией: «Вся жизнь впереди, надейся и жди». В этом жестоком мире выигрывают оптимисты.

Мария ПЕТРОВА

 

PLAY и IN ROCK о группе КУРАЖ

Кураж 1990 Кураж

PLAY #12-2002:
Критик Play Всеволод Баронин, спроси вы его, какая запись является Главным Альбомом русской рок-музыки, несомненно, укажет на этот CD.
При этом группа «Кураж» и ее единственную пластинку 13-летней давности мало кто знает.
«Кураж» был супергруппой в западном понимании — музыканты известных команд собрались поиграть вместе, поиграли, записали альбом. И разошлись.
В конце 80-ых на супергруппы была мода, и «Кураж» благополучно в нее влились, вместе с Bad English, Mr.Big и Blue Murder.
Музыка та же — хард-рок, очень «bluesy», баллады, высочайший уровень композиции и исполнения.
Гитарист «Куража» с ударником Андреем Шатуновским по сей день считаются лучшими в России в своей профессии, правда пишутся сессионно с барышнями вроде Алсу.
Голосище-громадина Андрея Кольчугина после «Куража» канул в Лету, и возвращается к нам спустя годы только на данном переиздании.
Нет, это не главный альбом в нашей истории, Баронин чуть-чуть утрирует. Но что один из главных — точно. А вы его скорее всего не слышали.

qMAHcoCo6_YIN ROCK #11-2003:
Когда все ходили в рваных джинсовсках и слушали «Синдереллу» и «Скид Роу», звучащих из магнитофонов на плече, это музыка находилась в центре моды.
Немудрено, что и в России, были музыканты желающие приобщиться к популярному жанру — глэм-металу.
Кому-то, например Gorky Park, повезло больше, а вот «Кураж» так и остался на долгое время виниловым раритетом, предметов восторга заядлых коллекционеров архивного советского «тяжеляка», да и только.
Возможно, это — из-за русскоязычности материала. Потому что других причин как-то не угадывается.
Залог качества — прекрасное продюсирование и состав музыкантов группы.
Дмитрий Четвергов — знаменитый нынче гитарный виртуоз, Андрей Шатуновский — сверхвостребованный сессионный барабанщик, не уступает им и певец Андрей Кольчугин.
Тексты Маргариты Пушкиной очень напевны и стильны. Здесь поэтесса не погружается в глубины метафизических и философских смыслов, все прсото и понятно — несчастная любовь, красотки, вечеринки…
И конечно, какой глэмовый диск, без душещипательной баллады. Здесь она , разумеется, есть. «Уходит ночь», пожалуй, лучшая композиция на диске.
Подведем итог: альбом безупречен и в отличие от множества попыток сыграть «мелодик рок» в духе конца 80-ых, звучит абсолютно естественно.
Так что если вам не терпится купить какой-нибудь из новых релизов Frontiers или MTM, поищите лучше это переиздание «Мистерии Звука». Жалеть не станете.

 

Группа Кураж — Фата Моргана:

 

Группа Кураж — Куда уходит ночь (видео):